Этика суррогатного материнства

Человеческая психика явно не поспевает за техническим прогрессом. Казалось бы, бурное развитие медицинских технологий несет людям благо, например, позволяя обнаруживать пороки развития плода на ранних стадиях или иметь генетически родного ребенка супругам, страдающим бесплодием. Но нет, часть людей выступает против, порождая в обществе раскол. Так происходит в Польше, где «государственные мужи» принимают закон о запрете искусственного прерывания беременности при патологиях плода. Интересно, а зачем тогда их вообще выявлять, используя современное медицинское оборудование и уникальные методики тестирования? Нечто подобное происходит и в России, и ряде других стран, где критике подвергается суррогатное материнство.

Аргументы противников суррогатного материнства

Против ЭКО и заместительного вынашивания плода выступает церковь, которая усматривает в репродуктивных технологиях инструмент дегуманизации общества и, проще говоря, считает вспомогательные репродуктивные технологии безнравственными, подрывающими святость семьи и брака. Служителей церкви, считающих началом человеческой жизни именно оплодотворение, возмущает отношение к оказавшимся ненужными эмбрионам (их всегда «заготавливают» с запасом, учитывая возможные риски), которые приходится утилизировать. Аргумент серьезный, но не будем забывать, что речь идет об эмбрионах с серьезными генетическими отклонениями, а кроме того, здоровые эмбрионы с согласия родителей часто замораживают, и они свое право на жизнь реализуют, но несколько позже.

Позиция церкви находит отклик в душах людей, не желающих детей превращать в товар. Действительно, суррогатное материнство – это работа, за которую женщина получает деньги. Если учесть, что матерью согласно российскому законодательству является женщина, родившая ребенка (а не генетическая мать, давшая яйцеклетку), и без ее письменного согласия биологические родители не смогут младенца зарегистрировать, то ассоциация с «куплей – продажей» выглядит не такой уж надуманной.

Однако это вопрос к законодателям. С 2011 года суррогатное материнство в России разрешено, но до сих пор регулируется статьей в Законе, хотя давно требует конкретного Закона. Отсюда и сложные ситуации, вызывающие возмущение в обществе. К счастью, соответствующий документ находится на рассмотрении в Государственной Думе и, возможно, будет принят в 1 квартале 2021 года.

Чувства матери

Чувства суррогатной матери к рожденному с ее помощью ребенку – тоже этическая проблема, ведь на протяжении всей беременности женщина должна жить с мыслью, что малыша придется отдать. И хотя сюжет о том, как суррогатная мама не отдает малыша биологическим родителям, что называется, «у всех на устах», в реальной жизни подобные коллизии случаются крайне редко. Например, за 9 лет работы Центра «Эмбримама» таких случаев не было. Требования к психическому здоровью кандидата на роль гестационного курьера (профессиональный термин, синоним суррогатной матери) строги. Кроме того, женщины, которые принимают участие в программах суррогатного материнства, нацелены на выполнение работы. У подавляющего большинства из них нет желания становиться для ребенка, не связанного с ней генетически, реальной матерью.

Аргументы сторонников суррогатного материнства

Замещающее материнство применяется в исключительных случаях, т.е. когда биологическая мать не в состоянии выносить и родить ребенка. Что может быть неэтичного в попытке людей помочь друг другу? Бездетные супруги наконец станут родителями, а суррогатная мама кроме «вселенской» благодарности получит достойный гонорар, который отчасти компенсирует физические затраты и неудобства, сопровождающие беременность и роды.

Этика суррогатного материнства

Важно! Применение вспомогательных репродуктивных технологий должно регулироваться государством четко и однозначно. Проект соответствующего Закона вынесен на обсуждение Государственной Думы РФ и, возможно, в 2021 году он будет принят. Не хотелось бы, чтобы всевозможные ограничения привели к сворачиванию программ заместительного материнства в России и за разговорами об этике суррогатного материнства «с водой выплеснули младенца».